Марийский костюм: красное и черное

Марийцы не только хранят костюмы, но и продолжают их носить. Чаще всего марийские платья можно увидеть во время выступлений народных коллективов на празднике Ага-Пайрем. Праздник был восстановлен в 1980-е годы и проходит по очереди в разных районах Свердловской области.

Гораздо важнее, что марийцы до сих пор используют костюм в ритуальных целях. Во время похорон и свадеб – на второй день в деревнях принято праздновать свадьбу по марийскому обычаю. А также на Семик и иногда во время Кугече. Конечно, марийский костюм надевают в основном женщины и только старшего возраста. Однако и мужских рубах сохранилось достаточно много. В основном все они были сделаны тещами или бабушками невесты к свадьбе и до сих пор хранятся в домах как семейная реликвия.

До середины XIX века на Урале марийцы носили такие же рубахи, платья и кафтаны, как и в Поволжье – из отбеленной льняной или конопляной домоткани с красной вышивкой и аппликацией. Но таких костюмов осталось очень мало и их используют только во время молений, куда принято надевать белую одежду. Во второй половине XIX века уральские марийцы начали изготавливать и носить пестрядь – клетчатую ткань. Она бывает двух типов – красно-черная и сине-белая. Ее ткали из фабричных ниток красного и черного или синего и белого цветов.

Пестрядь. Клетчатая красно-черная или сине-белая ткань, вытканная на домашнем станке.

Сейчас ткачеством никто не занимается, но у многих остались старые запасы ткани. При некоторых сельских клубах традиция возрождается. Иногда старинную пестрядь заменяют на покупную клетчатую ткань. В деревнях Сарсы-2 и Малая Тавра нам рассказали, что носить можно какую угодно пестрядь, но хоронить можно только в синей. Иначе покойник на том свете “перед огнем стоять будет,” – так звучало одно из объяснений.

Кроме пестряди есть еще самый старинный тип вышивки, которую почти никто не может выполнить. Это вышивка по счету нитей, которая делается с изнанки – таким образом, что с лицевой стороны получаются геометрические узоры (обычно оранжевого, желтого, зеленого и коричневого цветов). Они часто носят названия, связанные с домашними животными (“овечье копыто”, “гусиная лапа”). Такие вышивки были на свадебных платках, которых осталось совсем мало, а также на головном уборе замужней женщины “шна шовычо” – вышитой полоске, которая завершается углом, похожим на утиный клюв. По этим “клювам” уральскую марийку можно определить издалека. Правда, надевают их только для выступлений, в отличие от платьев и фартуков, которые до сих пор носят по праздникам и во время похорон.

Другая важная деталь костюма – “яга” (“дяга”). Это нагрудник, похожий на монисто, покрытый вышивкой, бисером и монетами. На некоторых яга, которые нам пришлось увидеть, есть монеты начала XIX века. Очень популярными для декора шна шовычо, яга, а также передней части платья, были “чешуйки– допетровские монеты, которые делались из серебряной проволоки и не имели номинала, так как считались на вес. На современные яга нашивают не монеты, а пайетки и другие блестящие украшения. Как нам сказали в деревне Сарсы-2, “[современная] яга с тоненькими пластиночками, она даже звука не издает, только блестит. А у этой именно звон получается. Когда марийцы танцуют, у них должно все греметь…”

Марийцы используют старые костюмы, сшитые их бабушками, но регулярно обновляют некоторые детали – рукава, фрагменты фартуков. Старые вышивки ценятся, поэтому их стараются срезать, чтобы затем пришить к новым вещам. К ним добавляются новые материалы – покупная тесьма, кружева, блестящая фурнитура и декор.

Валентина Абрамова показывает технологию древней марийской вышивки по счету нитей, с изнаночной стороны. Вышивает мотив “овечье копыто”. Деревня Сарсы-2, Свердловская область.

“Я никогда не думала, что буду заниматься марийской одеждой, марийскими куклами. Но в 2003 году, перед своей смертью мама мне принесла одежду в отдельном мешке – в чем ее хоронить. Потом у нас открыли Марийский Центр, я решила им подарок сделать. У младшей дочери была старая большая кукла. Я ее одела в марийское платье и подарила им. С этого и началось – я таких кукол сшила 120, наверное. Домовых в национальных костюмах – 100. Продавала, дарила.

Роза Андреева

Деревня Юва, Свердловская область.

“В чем ее хоронить”. Старшее поколение готовится к похоронам заранее, собирают не только одежду, но и другие вещи, которые их дети должны положить в гроб.

Роза Андреева

Деревня Юва, Свердловская область.

“Я никогда не думала, что буду заниматься марийской одеждой, марийскими куклами. Но в 2003 году, перед своей смертью мама мне принесла одежду в отдельном мешке – в чем ее хоронить. Потом у нас открыли Марийский Центр, я решила им подарок сделать. У младшей дочери была старая большая кукла. Я ее одела в марийское платье и подарила им. С этого и началось – я таких кукол сшила 120, наверное. Домовых в национальных костюмах – 100. Продавала, дарила.

“В чем ее хоронить”. Старшее поколение готовится к похоронам заранее, собирают не только одежду, но и другие вещи, которые их дети должны положить в гроб.

Бугалыш. Деревня Бугалыш, Свердловская область.

На второй. Второй день свадьбы в деревнях всегда проходит по марийскому обычаю. Жених и невеста надевают марийские костюмы, проводят обряд заплетания косы, ходят по гостям.

Посмотрела потом на платье, которое мама оставила, а оно старое. Я и решила, что могу поновее, покрасивее сшить. Тесьма, ленты сейчас продаются. Яркие, блестящие. Я не швея, но сшила это платье по новой. Пестрядь у меня была еще от матери. В Юве я много костюмов отреставрировала, шила платья, передники, плела нагрудники из бисера. Сейчас из бисера вышиваю, алмазной крошкой. В июле приехали из Бугалыша срочно сшить мужчине рубаху. У детей свадьба — первый день по русскому обычаю, а на второй все одевались по марийскому. Вот только пояса плести не умею.

У меня была кукла из лучины. Мать сделала. К длинной лучине приматывали ручки, вместо волос – тонкие крашеные нитки. Кстати, раньше марийские вышивки вышивали не покупными нитками, а крашеными нитями-самотканками, самоспряденными. Мама куклы быстро делала, использовала нитки черные и красные, внизу разные ленты, желтые, сиреневые… На марийских платьях цвета между собой гармонируют…

Сестре пластмассовую куклу купили когда я уже в старших классах была. Она и ей платье сшила. Но народным куклам такие глаза, как у пластмассовых, нельзя, они в зло потом превратятся. Не будут добро давать. Как бы объяснить по-русски… Лица нельзя рисовать, не рекомендуется. Я когда ездила в Йошкар-Олу, на фестиваль народного костюма, там была комиссия и женщина-председатель из Москвы читала нам лекцию. Она не рекомендовала.”

.

текст, видео:

НАТАЛЬЯ КОНРАДОВА

фото, видео:

ФЕДОР ТЕЛКОВ, АЛЕКСАНДР СОРИН

фото: АЛЕКСЕЙ ЕРШОВ

дизайн сайта: АНАСТАСИЯ ЛЕБЕДЕВА

видео: АНАТОЛИЙ КУРЛАЕВ

веб-дизайн: ИЛЬЯ ФИГЛИН

партнеры проекта:

Новосибирский государственный

краеведческий музей

Фонд «Президентский центр

Б.Н. Ельцина»

All rights reserved © 2019. Разрешено использование материалов со ссылкой на сайт и Фонд “Хамовники”.

текст, видео:

НАТАЛЬЯ КОНРАДОВА

фото, видео:

ФЕДОР ТЕЛКОВ, АЛЕКСАНДР СОРИН

фото: АЛЕКСЕЙ ЕРШОВ

дизайн сайта: АНАСТАСИЯ ЛЕБЕДЕВА

видео: АНАТОЛИЙ КУРЛАЕВ

веб-дизайн: ИЛЬЯ ФИГЛИН

партнеры проекта:

Новосибирский государственный

краеведческий музей

Фонд «Президентский центр

Б.Н. Ельцина»

All rights reserved © 2019. Разрешено использование материалов со ссылкой на сайт и Фонд “Хамовники”.