Сны. Прямая связь с тем светом

Чаще всего покойники приходят во снах с просьбами покормить их, убрать на могиле или передать им что-нибудь нужное. Для этих случаев есть стандартные ритуалы: чтобы послать предмет или угощения умершему, нужно прийти на кладбище и положить их на могилу; если покойника кормят в доме, то обязательно за пределами “матицы”, основной деревянной балки, которая поддерживает потолочный настил. Внутрь пускать их нельзя – это пространство предназначено только для живых.

Покойников нужно помнить и уважать их желания, но нельзя допускать слишком близко, потому что, перейдя границу жизни и смерти, они меняют свойства, перестают быть людьми и становятся частью иного мира. Поэтому покойники во снах часто зовут своих родственников к себе или приносят им угощения. Принимать их еду или идти на их зов очень опасно – можно заболеть, попасть в аварию, умереть раньше положенного срока.

“Умереть раньше положенного срока”. Такое отношение к умершим было описано в начале XX века этнографом Дмитрием Зелениным, который изучал культ “умерших не своей смертью” у славян и финно-угров. Неправильно похороненные или недокормленные покойники могли приносить беды – засуху, наводнение, падеж скота, эпидемии.

Нестандартное поведение при похоронах ведет за собой и проблемное поведение умерших. В деревне Сызганка Пермского края нам рассказывали о похоронах гармониста во время Великой Отечественной войны, с телом которого водили хороводы перед тем, как положить его в могилу. После похорон он снился вдове с жалобами на беспокойство. В 1990-е годы в

Верхнем Потаме Свердловской области один деревенский житель, о родовом месте которого не было известно, был похоронен рядом с родом жены. Он снился родственникам с сообщением о том, что не может найти свое место на том свете. Однако марийцы никогда не перезахоранивают покойников, поэтому жалоба не могла быть удовлетворена.

“О родовом месте”. Марийцы хоронят не по семьям, а по родам – то есть с родителями, а не с супругами. Захоронение в неправильном месте грозит тем, что покойник не сможет снова жениться и зажить новой загробной жизнью.

Среди марийцев старшего поколения мы встречали и экзотические варианты снов. В одном их них регистрацию покойников на том свете проводил Владимир Ильич Ленин. Идеолог советского государства приобрел функции первопредка – давно умершего родоначальника, который теперь отвечает за распределение и доставку смертей.

“На том свете все пьяная ходит”

Надежда Яшкина пересказывает сны, в которых приходит ее умершая мать. Деревня Верхний Потам, Свердловская область.

"Свадьба – к покойнику"

Если увидишь, что женщина готовится замуж выходить, это к покойнику сон. Вот недавно я видела женщину в доме – не этом, другом каком-то. Там сидели мужчины и племянник мужа тоже там же. И все они покойники. Потом женщина подошла, нарядная, говорит: «Я пришла замуж выходить». И день прошел — в деревне покойник. Наш родственник умер. Если пашут землю — тоже к покойнику. Свадьба если снится, тоже так же.

Анна Максимова

Деревня Усть-Маш, Свердловская область

“В обмороке”. Под “обмороком” имеется в виду кома. Как и многие другие марийцы старшего поколения, Анна Максимова лучше говорит на марийском, чем на русском языке.

“Не красное”. Речь идет о марийской традиционной пестряди – клетчатой ткани, которую ткали из фабричных ниток двух цветов. Есть два вида пестряди: красную обычно ткали из красной и черной ниток, синюю – из белой и синей (или черной) ниток. Сведения о том, что похоронная одежда должна быть из синей, а не красной пестряди, мы встречали и в других местах – например, в Малой Тавре. Таким образом, Анна Максимова воспроизводит описание старой традиции, однако для нее источником знаний стали видения знакомой женщины во время “обморока”.

“Красное нельзя, перед огнем будут стоять”

А если живой человек лежит в обмороке 10 дней или неделю, то он, видимо, с покойниками общается. И они не разрешают ему потом об этом рассказывать. Как-то мы шли из магазина с одной женщиной, Татьяной звали ее. Она уже 8, если не 10 лет как умерла. И, видимо, она тоже так лежала в обмороке две недели и общалась с покойниками. И говорила, что они рассказывать не разрешают. Можно рассказывать только то, как одеваться марийцам на похороны: чтобы платье было не красное. Ткань с белой и черной ниткой, которую выткали – вот только в эти платья покойных можно одевать. А красное нельзя, потому что они потом перед огнем будут стоять. Гореть будут. Так она рассказывала.

“В обмороке”. Под “обмороком” имеется в виду кома. Как и многие другие марийцы старшего поколения, Анна Максимова лучше говорит на марийском, чем на русском языке.

“Не красное”. Речь идет о марийской традиционной пестряди – клетчатой ткани, которую ткали из фабричных ниток двух цветов. Есть два вида пестряди: красную обычно ткали из красной и черной ниток, синюю – из белой и синей (или черной) ниток. Сведения о том, что похоронная одежда должна быть из синей, а не красной пестряди, мы встречали и в других местах – например, в Малой Тавре. Таким образом, Анна Максимова воспроизводит описание старой традиции, однако для нее источником знаний стали видения знакомой женщины во время “обморока”.

“Красное нельзя, перед огнем будут стоять”

А если живой человек лежит в обмороке 10 дней или неделю, то он, видимо, с покойниками общается. И они не разрешают ему потом об этом рассказывать. Как-то мы шли из магазина с одной женщиной, Татьяной звали ее. Она уже 8, если не 10 лет как умерла. И, видимо, она тоже так лежала в обмороке две недели и общалась с покойниками. И говорила, что они рассказывать не разрешают. Можно рассказывать только то, как одеваться марийцам на похороны: чтобы платье было не красное. Ткань с белой и черной ниткой, которую выткали – вот только в эти платья покойных можно одевать. А красное нельзя, потому что они потом перед огнем будут стоять. Гореть будут. Так она рассказывала.

Нина Ганькина

Деревня Андрейково, Свердловская область

“Дедушка” – это муж Нины Ганькиной. В марийских деревнях пары, у которых есть внуки, часто называют друг друга “дедушка” и “бабушка”.

“Шибко тревожно ходит”. Имеется в виду неспокойное поведение на том свете – в случае, если по умершему слишком сильно плачут живые.

“Реветь не надо, а то тревожно ходит”

Мне дедушка во сне не снится. Говорят, если слеза падает туда, на его тело, вот сон-то не видишь. Я все время ревела сидела. Говорят, сидишь рядом-то на слезах, вот и не снится. А людям-то он снится. Реветь не надо все время, он, говорят, шибко тревожно ходит. Но сердцу не прикажешь все равно. Все говорят, у меня дедушка, картошку чистит, варит, все время, когда у меня гости. Он все около кухни. И подружки так же видят. Сосед тоже говорит, он сидит, картошку чистит. А я не вижу. 

Нина Ганькина

Деревня Андрейково, Свердловская область

“Реветь не надо, а то тревожно ходит”

Мне дедушка во сне не снится. Говорят, если слеза падает туда, на его тело, вот сон-то не видишь. Я все время ревела сидела. Говорят, сидишь рядом-то на слезах, вот и не снится. А людям-то он снится. Реветь не надо все время, он, говорят, шибко тревожно ходит. Но сердцу не прикажешь все равно. Все говорят, у меня дедушка, картошку чистит, варит, все время, когда у меня гости. Он все около кухни. И подружки так же видят. Сосед тоже говорит, он сидит, картошку чистит. А я не вижу. 

“Дедушка” – это муж Нины Ганькиной. В марийских деревнях пары, у которых есть внуки, часто называют друг друга “дедушка” и “бабушка”.

“Шибко тревожно ходит”. Имеется в виду неспокойное поведение на том свете – в случае, если по умершему слишком сильно плачут живые.

“Я лежу в воде, потому что плачут сильно”

А вот кому-то приснилась родственница, ой надоела: “Я лежу полностью в воде, потому что у меня плачут сильно. Я лежу в воде, просто живу в воде, потому что плачут сильно”. Приснилась, я сейчас не скажу, кому. Плакать нельзя. “Мне снится, что я в воде лежу, потому что все время плачут”. Просто я считаю, с потусторонним миром связь есть хорошая, на самом деле. Вот, например, человека предупредили: “Не плачь, потому что я лежу в воде. Не плачь, чего вы плачете?”

Ольга Вапаева

Деревня Андрейково, Свердловская область

“Я считаю”. Современные уральские марийцы часто задаются вопросом, правдива ли их традиция. И всякий раз, рассказывая истории, отвечают на собственные сомнения.

“Я лежу в воде, потому что плачут сильно”

А вот кому-то приснилась родственница, ой надоела: “Я лежу полностью в воде, потому что у меня плачут сильно. Я лежу в воде, просто живу в воде, потому что плачут сильно”. Приснилась, я сейчас не скажу, кому. Плакать нельзя. “Мне снится, что я в воде лежу, потому что все время плачут”. Просто я считаю, с потусторонним миром связь есть хорошая, на самом деле. Вот, например, человека предупредили: “Не плачь, потому что я лежу в воде. Не плачь, чего вы плачете?”

Ольга Вапаева

Деревня Андрейково, Свердловская область

“Я считаю”. Современные уральские марийцы часто задаются вопросом, правдива ли их традиция. И всякий раз, рассказывая истории, отвечают на собственные сомнения.

“Все взрослые”. Рассказчику очевидно, что по улице шли умершие люди. И важно, что все они были взрослые. Умершие дети ведут себя иначе, что соответствует культу “заложных покойников”, как его описывал этнограф Дмитрий Зеленин в начале XX века.

“Мы не за тобой!”

Была история в деревне. У нас бабушка перед смертью моего брата, весной умерла. Два года сейчас исполнилось в апреле. И перед ее смертью приснился сон одной женщине, как эта бабушка, тетя Катя, сидит у ворот, а по улице идет огромная толпа: мужчины, женщины, все взрослые. И эта тетя Катя – она все время думала “ой, быстрей бы умереть” – сидела у ворот и спросила: «Люди, вы за мной идете? Вы ко мне идете?» Толпа прошла, и среди этой толпы женщина крикнула: «Нет, баба Катя, живи, мы еще не за тобой, нам молодые нужны.» И они прошли. «Нам ты не нужна!» «Ты нам пока не нужна, мы не за тобой.» Фраза эта была стопроцентно. Оболенская Лида это во сне видела. И огромная толпа людей прошла мимо нее, мимо ее дома.

“Она меня предупреждает”

Я, например, себя знаю – если у меня что-то хорошее или обычно, когда что-то плохое должно… я не говорю, что прямо что-то такое ужасное… Предупредительные сны, они всегда во сне приснятся. Предупредительные сны всегда бывают. У меня, например, бабушка давным-давно умерла. Если я увижу бабушку, значит она меня что-то предупреждает. Это я знаю точно. Это у нас есть всегда. У марийского народа это есть. Я вам сейчас историю из жизни расскажу. Моя соседка увидела сон. Даже ее дочь. Приехала она… она в Екатеринбурге работает в больнице врачом… видела сон. Бабушка, говорит, ругается, что невозможно, не могу из дома выйти, не могу в дом зайти.

Приехала она и матери рассказала. Она умерла в общем-то уже давно. Они пришли на кладбище на следующий день – огромная береза упала. Мы удивились до такой степени. Огромная береза лежит, она придавила решетку, оградку. И мы, говорит, ее убрали.

“Она умерла в общем-то уже давно”. Чем больше времени прошло после смерти, тем меньше шансов увидеть человека во сне. Со временем он становится частью “старых предков” – сообщества умерших марийцев, которых тоже иногда кормят и поминают, но уже анонимно.

“Шагу не ступить, по дому проволока”

Совершенно посторонний человек, но жили мы в одной деревне, она тоже замужем, она умерла, и мне снится сон. Я, говорит, дома шагу не могу ступить, у меня по дому проволока. Проволока обыкновенная. Она пришла ко мне во сне, просто пришла ко мне. Я говорю: «Господи, почему это мне приснилось?» Я, значит, звоню дочери, говорю: «Слушайте, мне ваша мама во сне приснилась, она жалуется, что у нее по всему дому проволока везде». А я еще не догадываюсь, а дочь-то говорит: “А знаешь, наверное, почему приснилась? Цветов мы понатыкали поверх гроба, а они же из проволоки”. Мы, говорит, это убрали и потом ее видели в красивом платье. Точно так же и к плохому, и к хорошему, если сами покойники недовольны.

“Шанежки всухую кушала”

От моих соседок я знаю, им всегда снится. Иванова Галя, поминки были, она сходила на поминки, шанежки картофельные сделала и положила – мама покушает. А на следующий день мама ей во сне приснилась: “Ты бы мне эти шанежки в масло, что ли, помокала маленько. Я ее всухую скушала”. Они прямо некоторые прямым намеком через день, через два. У других народов я не знаю, у нас знаю, у марийцев точно.

“Шанежки”, или шаньги – пироги с картошкой и другими начинками, характерные для любой финно-угорской кухни.

Константин Ильин

Деревня Верхний Потам, Свердловская область

“Здешний человек”. Имеется в виду разговор с умершим человеком, жителем того света.

“У нас многоэтажные дома”

У нас обычно можно услышать вот такое – когда видят покойника, наверное, кто-то будет покойник. Раз покойника во сне увидел, значит кого-то ждут они к себе. Так у нас говорят… Кто-то рассказывал, я не помню. Здешний человек, как вы, мол, живете? «Мы так же живем. У нас многоэтажные дома». И теперь мы думаем, почему многоэтажные? Иногда вот могилу копают и попадают на старую могилу. Раньше ведь памятники не ставили. Это значит, на покойника еще хоронили. Значит уже многоэтажные дома получаются.

Константин Ильин

Деревня Верхний Потам, Свердловская область

“У нас многоэтажные дома”

У нас обычно можно услышать вот такое – когда видят покойника, наверное, кто-то будет покойник. Раз покойника во сне увидел, значит кого-то ждут они к себе. Так у нас говорят… Кто-то рассказывал, я не помню. Здешний человек, как вы, мол, живете? «Мы так же живем. У нас многоэтажные дома». И теперь мы думаем, почему многоэтажные? Иногда вот могилу копают и попадают на старую могилу. Раньше ведь памятники не ставили. Это значит, на покойника еще хоронили. Значит уже многоэтажные дома получаются.

“Здешний человек”. Имеется в виду разговор с умершим человеком, жителем того света.

“Соберешь иголки - отпустим”

Я вот снимал человека с петли, у Эдика отца-то… Это правда-неправда, с его слов. Пришел, говорит, к воротам, ему раскидали иголки, если, говорят, ты за определенное время успеешь собрать, мы тебя пустим. А там другой покойник, Василий-то, помог, говорит, собрать, что успел… Он повесился, человек. Пока я его не снял с петли, обратно не привел в чувство, вот ему это, говорит, привиделось.

“К воротам”. Ворота – вход в мир мертвых, куда герой рассказа так и не попал, поскольку выполнил задание.

“Там сидит Ленин”

Мать рассказывала. Уже будет 20 лет, как она умерла. Сколько я помню, я сейчас расскажу. Она куда-то попала, в общем. Ворота ей открыли, она зашла, она прямо по имени называла, кто ворота открывал. Зашла, коридор, говорит, большой, такой длинный, а там палаты по обе стороны. Та женщина, она показывала. То, что я помню, только рассказываю. В одной комнате, говорит, все дети маленькие, без одежды, без ничего. Это то, что… Выкидыши, аборты – вот эти дети. Мне, говорит, ни имени, ни одежды нету, она сказала, та женщина. А потом она в другой комнате открыла и показывает, я что-то не помню. А эти, говорит, сами к нам пришли, которые вешаются… Самоубийцы, суицид. Они, говорит, сами, по своему желанию к нам пришли. А потом что-то не помню половину. До конца коридора дошли. В середине, в конце коридора такая комната, говорит. Дверь открыла эта женщина, там, говорит, сидит Ленин. Ленин, говорит, сидит, да. И у него большая книжка, журнал. И Ленин посмотрел эти списки, вас, говорит, тут нету, вашего имени нету. Она проводила ее, эта женщина маму выпроводила. Я, говорит, вышла, а там перед кладбищем раньше был склад, это точно, сейчас этого склада нету. Я, говорит, вышла, и склад наш. Значит мне еще пока не суждено умереть – она так рассказывала.

Ираида Яметьева

Деревня Верхний Потам, Свердловская область

“Вот эти дети”. В традиционной картине мира, описанной Зелениным, пока человек не родился, его не может быть в мире мертвых. Однако у современных уральских марийцев синтетические представления, на которые сильно повлияло христианство.

“Которые вешаются”. Давно отмечено повышенное количество самоубийств среди финно-угров, причем, чаще всего люди вешаются. В начале XX века самоубийц фиксировали как “заложных покойников” – тех, которые умирают раньше срока по неестественным причинам. Сегодня они выступают также в роли грешников.

“Там сидит Ленин”

Мать рассказывала. Уже будет 20 лет, как она умерла. Сколько я помню, я сейчас расскажу. Она куда-то попала, в общем. Ворота ей открыли, она зашла, она прямо по имени называла, кто ворота открывал. Зашла, коридор, говорит, большой, такой длинный, а там палаты по обе стороны. Та женщина, она показывала. То, что я помню, только рассказываю. В одной комнате, говорит, все дети маленькие, без одежды, без ничего. Это то, что… Выкидыши, аборты – вот эти дети. Мне, говорит, ни имени, ни одежды нету, она сказала, та женщина. А потом она в другой комнате открыла и показывает, я что-то не помню. А эти, говорит, сами к нам пришли, которые вешаются… Самоубийцы, суицид. Они, говорит, сами, по своему желанию к нам пришли. А потом что-то не помню половину. До конца коридора дошли. В середине, в конце коридора такая комната, говорит. Дверь открыла эта женщина, там, говорит, сидит Ленин. Ленин, говорит, сидит, да. И у него большая книжка, журнал. И Ленин посмотрел эти списки, вас, говорит, тут нету, вашего имени нету. Она проводила ее, эта женщина маму выпроводила. Я, говорит, вышла, а там перед кладбищем раньше был склад, это точно, сейчас этого склада нету. Я, говорит, вышла, и склад наш. Значит мне еще пока не суждено умереть – она так рассказывала.

Ираида Яметьева

Деревня Верхний Потам, Свердловская область

“Вот эти дети”. В традиционной картине мира, описанной Зелениным, пока человек не родился, его не может быть в мире мертвых. Однако у современных уральских марийцев синтетические представления, на которые сильно повлияло христианство.

“Которые вешаются”. Давно отмечено повышенное количество самоубийств среди финно-угров, причем, чаще всего люди вешаются. В начале XX века самоубийц фиксировали как “заложных покойников” – тех, которые умирают раньше срока по неестественным причинам. Сегодня они выступают также в роли грешников.

Отец Андрей

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Меня послали сообщить, что беседку надо убрать”

Ну, вот смотрите, у нас за стеной находится магазин, называется он «У Снежаны». Нам все помещение было занимать не резонно, сложно обустраивать, поэтому какую-то часть заняли мы, а там помещение, во второй половине, заняли местные жители. Они семья, они открыли свой магазин. И мы так очень долго сосуществовали. Они хотели укрупнять, как коммерсанты, они поставили 

Отец Андрей

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Меня послали сообщить, что беседку надо убрать”

Ну, вот смотрите, у нас за стеной находится магазин, называется он «У Снежаны». Нам все помещение было занимать не резонно, сложно обустраивать, поэтому какую-то часть заняли мы, а там помещение, во второй половине, заняли местные жители. Они семья, они открыли свой магазин. И мы так очень долго сосуществовали. Они хотели укрупнять, как коммерсанты, они поставили 

вот здесь большую беседку, чтобы люди могли прийти, взять, допустим, летом, напитки какие-то, пиво, сесть в беседке и распить эту бутылку. Такой коммерческий подход. А когда этот детский лагерь стал превращаться в монастырь, мы, конечно, и тогда немножко роптали, думали – как так… У нас все-таки православный детский лагерь, и здесь уже была домовая церковь, и мы здесь уже молились, литургии служили, а вот магазин… Все мы думали, сестры подходят, говорят: «Батюшка, надо…» Я говорю: «Знаете что, давайте помолимся. Ничего мы не будем говорить, потому что им тоже надо жить, это их дело. Деревня бедная, что-то надо как-то выживать, местные жители.» Хотя я тоже в душе думал – господи, помоги нам, Матерь Божия, Царица Небесная, Боголюбивая Царица. И когда здесь уже появилась игуменья, появились сестры, и этот монастырь уже не соответствовал магазину, а магазин не соответствовал монастырю. И что происходит. Как-то приходят люди, семья, и говорят: «Мы хотим креститься здесь в домовой церкви.» Я говорю: «Все, прекрасно. Давайте креститься.» Начал их крестить, а, знаете, служба прошла, я замотался усталый и не очень-то обращаю внимания кто-что, немножечко по инерции. А они мне потом говорят: «А вы что нас не узнаете?» Я так на них всматриваюсь – о, соседи! – говорю. Они всей семьей пришли креститься. А до этого был инцидент, высказали им – мол, скоро вас тут не будет, и они испугались, обиделись. И вот они, видать, тоже обратились к Божьей Матери и пришли, и покрестились всей семьей. А потом наш сотрудник, наш смотритель Володя, говорит: «Мне глава семьи рассказал историю.

“Усопший отец”. Весь рассказ отца Андрея представляет историю его удачной миссионерской деятельности – некрещенные пришли креститься. До тех пор, пока в нем не появляется покойный отец, передающий сообщения с того света – типичный дохристианский мотив.

“В Писании сказано”. Христианское богословие не предлагает однозначного определения сна. В Писании сны часто являются изложением Божьей воли (сны пророка Даниила, праведного Иосифа). Однако нет никаких указаний на то, что подобные выводы можно сделать из любого сна, включая видение покойного родственника.

Приснился ему его усопший отец, покойный отец. Пришел он к нему такой серьезный и говорит: “Меня послали к тебе, чтобы сообщить – беседку надо убрать.” И ушел».

Дело в том, что, еще раз вам говорю, на самом деле, это их непосредственное отношение к духовной жизни, потому что в наш век рационализма, атеизма и прочей научности – псевдонаучности, принято считать, что к снам нужно относиться не серьезно. А ведь это не так. И в Писании сказано, что через сны буду присылать вам видения. Это пророки говорят, в Библии написано. Или наоборот угрозы, что отнимется от вас, старцы, и перестанете видеть видения. Сон для нас – это таинственная духовная жизнь. И если считать, что это просто функция отдыха – это, конечно, будет грешно.

Господь нас создал довольно-таки интересными, по образу и подобию божию, понимаете, поэтому так легковесно относиться к природе и снам, конечно, нельзя. Другое дело, что во сне часто нас искушают. Но тот, кто ведет духовную жизнь, он сможет отличить, что ему хотели сказать. Сможет отличить, поэтому они обращают на это внимание. А если они обращают на это внимание, то соответственно и Господь, видя их серьезное отношение, пользуется тем, чтобы передать им важную духовную информацию.

“Поцелуй в темечко”

И вот поехали мы с отцом Андреем в октябре месяце [за мощами Зосимы]. Приехали, у нас все получилось вообще идеально. За два дня нам дали визу, даже удивительно, там неделями ее ждали. На границе два часа где-то стояли, а там по трое суток. Проехали вообще идеально. Хлопоты были, конечно, когда нанимали этих, когда эксгумацию делали. Подошел, удивился, ровно в 1912-м году умер, ровно через 100 лет мы его эксгумировали. Гроб купили. Все почистили. Вместе с остатками земли, корневища кругом. Двое суток – кое-как выкопали. Земля выросла, оказывается, земля растет – два с лишним метра. Мы уж думали все, могилы, что ли, нет. А косточки деревья растаскивают, оказывается. Косточку, бедро нашли, она немножко выше. Копались-копались, нашли потом. И вот все, эксгумацию сделали, документы сделали, разрешение, чтобы никаких проблем на границе не было. К Москве подъезжаем,

Владимир Айметов

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Проехали вообще идеально”. Владимир Айметов – самый успешный предприниматель среди уральских марийцев – поддерживает местные марийские праздники и моления, а также восстанавливает православный монастырь, который до 1930-х годов стоял на горе возле деревни Сарсы-2. Его рассказ о том, как они с отцом Андреем везли мощи Зосимы с Афона в свою деревню.

“Поцелуй в темечко”

И вот поехали мы с отцом Андреем в октябре месяце [за мощами Зосимы]. Приехали, у нас все получилось вообще идеально. За два дня нам дали визу, даже удивительно, там неделями ее ждали. На границе два часа где-то стояли, а там по трое суток. Проехали вообще идеально. Хлопоты были, конечно, когда нанимали этих, когда эксгумацию делали. Подошел, удивился, ровно в 1912-м году умер, ровно через 100 лет мы его эксгумировали. Гроб купили. Все почистили. Вместе с остатками земли, корневища кругом. Двое суток – кое-как выкопали. Земля выросла, оказывается, земля растет – два с лишним метра. Мы уж думали все, могилы, что ли, нет. А косточки деревья растаскивают, оказывается. Косточку, бедро нашли, она немножко выше. Копались-копались, нашли потом. И вот все, эксгумацию сделали, документы сделали, разрешение, чтобы никаких проблем на границе не было. К Москве подъезжаем,

Владимир Айметов

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Проехали вообще идеально”. Владимир Айметов – самый успешный предприниматель среди уральских марийцев – поддерживает местные марийские праздники и моления, а также восстанавливает православный монастырь, который до 1930-х годов стоял на горе возле деревни Сарсы-2. Его рассказ о том, как они с отцом Андреем везли мощи Зосимы с Афона в свою деревню.

один случай интересный расскажу, сам в шоке. Возле гроба-то лежим, а мы в микроавтобусе. Я в машине лежу, и удивительно, можно было в голове придумать, я даже никогда такого… Раз, мне горшок садят, красный такой с углями и прямо на макушку. Я хотел сбросить его, сейчас, думаю, обожгет, но пфф и благоухание по всему – но это во сне. Я думаю – о, как тепло и хорошо, лежу, балдею. Потом отца Андрея спросил – чего это такое? Оказывается, есть такое понятие – “поцелуй в темечко”. Это, говорит, тебя отец Зосима благодарит. Так он объяснил. А мне-то в честь чего это приснилось, я ж вообще ни слухом ни духом, чтоб какой-то горшок. Если б я книжек начитался, а то ведь на голом месте, на ровном месте вот это все. Вот это благодарность отца Зосимы. Я-то хотел его привезти и могилу сделать. Когда мы привезли сюда, его склеили, косточки в вине вымыли, и он у нас лежит.

Ольга Роюкова (в центре)

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Не разговаривают”. В некоторых снах покойники все же произносят фразы (“на, поесть тебе принесла”, “пришла за тобой” – так нам рассказывали о покойных матерях). Однако почти никогда не отвечают на вопросы.

“Мама захотела мороженого”

У меня мама умерла совсем недавно, будет в октябре только три года после ее смерти. И даже вот сейчас она мне снится часто, снилась. И сейчас бывает, что приходит во сне. Сестра у нее осталась средняя, ей вообще не снится, редко. Дочери ее старшей – моей сестре, тоже не снится. Папе снилась, мне снится. Есть такое поверье, что если покойник, они во сне не разговаривают. Кому она снилась, она с ним не разговаривала, ни с кем. А вот со мной она вообще разговаривает во сне. Часто разговариваем с ней. Я вижу часто, вроде похоронили ее или даже похоронный процесс идет, а она рядом со мной стоит, она даже не понимает, что это ее похороны идут, и со мной, бывает, что разговаривает, стоит просто так.

Ольга Роюкова (в центре)

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Мама захотела мороженого”

У меня мама умерла совсем недавно, будет в октябре только три года после ее смерти. И даже вот сейчас она мне снится часто, снилась. И сейчас бывает, что приходит во сне. Сестра у нее осталась средняя, ей вообще не снится, редко. Дочери ее старшей – моей сестре, тоже не снится. Папе снилась, мне снится. Есть такое поверье, что если покойник, они во сне не разговаривают. Кому она снилась, она с ним не разговаривала, ни с кем. А вот со мной она вообще разговаривает во сне. Часто разговариваем с ней. Я вижу часто, вроде похоронили ее или даже похоронный процесс идет, а она рядом со мной стоит, она даже не понимает, что это ее похороны идут, и со мной, бывает, что разговаривает, стоит просто так.

“Не разговаривают”. В некоторых снах покойники все же произносят фразы (“на, поесть тебе принесла”, “пришла за тобой” – так нам рассказывали о покойных матерях). Однако почти никогда не отвечают на вопросы.

Было в том году, в то лето, у меня у племянницы сына 30 июля день рождения. И вот перед этим днем рождения я ее видела во сне у них дома, у двоюродного брата дома. Они как бы собирают застолье – внука день рождения отмечать. И она пришла. Просто получилось так, что не очень мы смогли аккуратно одеть, нельзя было тревожить тело, так сказать, просто уже кровь шла, и волосы не аккуратно собрали, и платок не очень получилось, но как смогли, так я завязала, одела. И она пришла во сне. Общий стол на кухне, а здесь такой маленький круглый стол, мы сели за этот, а она села отдельно от нас, все-таки как бы ее рядом с нами нет. Вот это я начала замечать, раз покойник, значит он садится отдельно. И почему-то она ела мороженое. Не знаю, почему. Во сне она с жадностью поедала мороженое. А потом я папе рассказала – наверное, хотела поесть мороженое. На окошко у нас покойникам ставят и я хотела позвонить, сказать снохе, чтобы она  кусочек торта поставила, но потом забыла и не позвонила. А она потом мне говорит: «А почему не позвонила? Мы бы поставили торт, кусочек». Потом папе рассказала тоже, он сходил в магазин, купил мороженое и сходил к ней на кладбище, положил все-таки, поставил в кружке мороженое. Я говорю: «Мама, ты почему такая неопрятно одетая? Тут носки какие-то рваные шерстяные одела, штаны какие-то непонятные, платок как-то скукоженный, весь некрасиво одетый». Ну, раз все-таки мы не смогли аккуратно, но хотя бы старались аккуратно одеть, она мне в таком обличье приснилась. Она не разговаривала, так жадно ела мороженое. Я думаю – наверное, захотела мороженое, раз день рождения внучатого племянника у нее. Так она мне снилась.

“Два старца в белом”

У меня рак был, вырезали. И во сне вижу – два старца в белом пришли. Один блокнот там ищет, то ли фамилии там были, то ли чего; второй голову так держит. Ручку положил, ага, и смотрит на меня. “Сынок, – говорит, – тебе надо свечку поставить”. И все, исчезли. Мы после этого не только свечку. Я пошел ставить на гору, там свечку поставил и в город в церковь съездили. Покрестились там. Я туда пришел, смотрю – два старца, но я их не знал. Смотрю, значит, Николай Угодник, второй – Пантелеймон. Два старца. Не поверишь. Кто-нибудь бы рассказал, я бы не поверил бы.

Сергей Алиев

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Фамилии там были”. Постоянный мотив снов о покойниках – списки, по которым они определяют, кому пора умереть. Это может быть журнал, блокнот, отдельные листы бумаги.

“Два старца в белом”

У меня рак был, вырезали. И во сне вижу – два старца в белом пришли. Один блокнот там ищет, то ли фамилии там были, то ли чего; второй голову так держит. Ручку положил, ага, и смотрит на меня. “Сынок, – говорит, – тебе надо свечку поставить”. И все, исчезли. Мы после этого не только свечку. Я пошел ставить на гору, там свечку поставил и в город в церковь съездили. Покрестились там. Я туда пришел, смотрю – два старца, но я их не знал. Смотрю, значит, Николай Угодник, второй – Пантелеймон. Два старца. Не поверишь. Кто-нибудь бы рассказал, я бы не поверил бы.

Сергей Алиев

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Фамилии там были”. Постоянный мотив снов о покойниках – списки, по которым они определяют, кому пора умереть. Это может быть журнал, блокнот, отдельные листы бумаги.

А потом вижу, после того как покрестились, вижу сон опять. Думаю, детский сад, коридор такая, чисто-чисто и из мрамора сделано, голубая вода текёт по лестницам. Я там лежу голый совершенно, туда-сюда смотрю – никого нету. Что такое, думаю. И вдруг лежу, смотрю, рядом женщина появилась, голубое это все, до ног, платье длинная такая. Красивая так. Я этой рукой закрываю про себя и дышу только вот так, вода вот так, значит, текёт, и я себя поливаю, поливаю, поливаю, я хочу рассказать этой женщине, хочу сказать – мол, вы такая красивая. На меня она смотрит, ничего не сказала. И в таком плане я проснулся, за водой пошел туда опять, таскать-то не могу, маленькая бутылка была, а там как раз висит, повесили икону, как называется… Икону я смотрю – полностью ее лицо опять, никогда ее не видел, купил сейчас вот. Так я видел. Я за водой когда пошел, в шоке был. Вот так мне приснилось два сна.

Сказываются вот эти сны. Сказываются, да. Я вот, как сказали, так все выполнил. Ну, я с пчелами занимаюсь постоянно, я техникум пчеловодства закончил. Считаю себя ближе, как сказать, к всевышнему, как бы их работник. Как-то связано это.

Анна Столбова и Мария Мезина

Участники народного коллектива из деревни Курки, Свердловская область

“Гуськом все”. Мы часто слышали о видениях с покойниками, которых гонят обратно на тот свет – иногда насильственно, часто кнутами или палками. Обычно это происходит перед рассветом на Семик – день, когда они после нескольких недель в деревне должны вернуться в мир мертвых.

Было такое поверье, что с утра пораньше их всех собирают и гонят кнутом к себе домой. Всех – старых, малых. Это во сне видел рыбак. Рано утром рыбачил, лег и уснул. И во сне видит, как идут по берегу гуськом все. Тем покойникам, кому лицо закрывали белым коленкором, у тех на лице висит. Кто с открытым лицом – и дети малые, и старики, и молодые все. А сзади идет… не знаю как называется по-русски. Ангел смерти или как, не знаю, который приходит за человеком, за больным, который должен умереть. И тот уже собирает, угоняет всех с этой земли.

Вот у меня мама умерла. До сорока дней она мне не снилась, она больная была, очень сильно болела. После сорока дней в первый раз приснилась, была такая молодая, красивая. Когда сильно больной человек умирает, мы напутствие даем: “На том свете живи в раю, не болей, выздоравливай”. И вот во сне, после сорока дней, на который уж не помню, приснилась мне мама. У нее такое круглое, розовое, сияющее красивое лицо, молодость… В молодости какая была красивая, и платок такой красивый на ней, и до того улыбается, до того довольная сидит за столом. А говорить мы с ней не разговаривали.

Анна Столбова и Мария Мезина

Участники народного коллектива из деревни Курки, Свердловская область

“Гуськом все”. Мы часто слышали о видениях с покойниками, которых гонят обратно на тот свет – иногда насильственно, часто кнутами или палками. Обычно это происходит перед рассветом на Семик – день, когда они после нескольких недель в деревне должны вернуться в мир мертвых.

Было такое поверье, что с утра пораньше их всех собирают и гонят кнутом к себе домой. Всех – старых, малых. Это во сне видел рыбак. Рано утром рыбачил, лег и уснул. И во сне видит, как идут по берегу гуськом все. Тем покойникам, кому лицо закрывали белым коленкором, у тех на лице висит. Кто с открытым лицом – и дети малые, и старики, и молодые все. А сзади идет… не знаю как называется по-русски. Ангел смерти или как, не знаю, который приходит за человеком, за больным, который должен умереть. И тот уже собирает, угоняет всех с этой земли.

Вот у меня мама умерла. До сорока дней она мне не снилась, она больная была, очень сильно болела. После сорока дней в первый раз приснилась, была такая молодая, красивая. Когда сильно больной человек умирает, мы напутствие даем: “На том свете живи в раю, не болей, выздоравливай”. И вот во сне, после сорока дней, на который уж не помню, приснилась мне мама. У нее такое круглое, розовое, сияющее красивое лицо, молодость… В молодости какая была красивая, и платок такой красивый на ней, и до того улыбается, до того довольная сидит за столом. А говорить мы с ней не разговаривали.

“Гуськом все”. Мы часто слышали о видениях с покойниками, которых гонят обратно на тот свет – иногда насильственно, часто кнутами или палками. Обычно это происходит перед рассветом на Семик – день, когда они после нескольких недель в деревне должны вернуться в мир мертвых.

Вот у меня мама умерла. До сорока дней она мне не снилась, она больная была, очень сильно болела. После сорока дней в первый раз приснилась, была такая молодая, красивая. Когда сильно больной человек умирает, мы напутствие даем: “На том свете живи в раю, не болей, выздоравливай”. И вот во сне, после сорока дней, на который уж не помню, приснилась мне мама. У нее такое круглое, розовое, сияющее красивое лицо, молодость… В молодости какая была красивая, и платок такой красивый на ней, и до того улыбается, до того довольная сидит за столом. А говорить мы с ней не разговаривали.

Во сне видят, вот кто где работал, они там же и работают. Во сне рассказывают. Работал трактористом мой брат, допустим, и он на тракторе же работает там. Во сне я видела. На тракторе работает. Свою родню вижу, брата с женой. Они все время в своем доме живут. Все время. Доярки работают доярками. Бухгалтером вот у нас Иванович работал – его видели, как он там бухгалтером работает. В конторе.

.

текст, видео:

НАТАЛЬЯ КОНРАДОВА

фото, видео:

ФЕДОР ТЕЛКОВ, АЛЕКСАНДР СОРИН

фото: АЛЕКСЕЙ ЕРШОВ

дизайн сайта: АНАСТАСИЯ ЛЕБЕДЕВА

видео: АНАТОЛИЙ КУРЛАЕВ

веб-дизайн: ИЛЬЯ ФИГЛИН

партнеры проекта:

Новосибирский государственный

краеведческий музей

Фонд «Президентский центр

Б.Н. Ельцина»

All rights reserved © 2019. Разрешено использование материалов со ссылкой на сайт и Фонд “Хамовники”.

текст, видео:

НАТАЛЬЯ КОНРАДОВА

фото, видео:

ФЕДОР ТЕЛКОВ, АЛЕКСАНДР СОРИН

фото: АЛЕКСЕЙ ЕРШОВ

дизайн сайта: АНАСТАСИЯ ЛЕБЕДЕВА

видео: АНАТОЛИЙ КУРЛАЕВ

веб-дизайн: ИЛЬЯ ФИГЛИН

партнеры проекта:

Новосибирский государственный

краеведческий музей

Фонд «Президентский центр

Б.Н. Ельцина»

All rights reserved © 2019. Разрешено использование материалов со ссылкой на сайт и Фонд “Хамовники”.