Праздники

Главные марийские праздники, глубоко связанные с мифологией и фольклором – Кугече, Семик – справляли всегда. Менее важные праздники в советское время практически исчезли и теперь восстанавливаются в новом виде. ​Исчезновение могло быть

связано и с ограничениями на национальные традиции, которые накладывала советская власть, и с объективными процессами – глобализацией, миграцией марийцев в города. Как правило, праздниками сегодня занимаются сотрудники деревенских клубов и школ, которые должны проводить мероприятия и отчитываться о них департаментам культуры в районной администрации. За время наших экспедиций мы застали три таких восстановленных праздника: Ага-Пайрем, Шорык-Йол и Егорий (изгнание шайтана).

Ага-Пайрем проводится в июне. Когда-то он был связан с окончанием посевных работ (“праздник плуга”). Сегодня это областной фестиваль марийской культуры, который проводится ежегодно – по очереди в каждом районе: Артинском, Красноуфимском и Ачитском. На большой поляне возле одной из деревень обязательно ставят сцену, поскольку важнейшая часть мероприятия – это конкурс марийской песни, в котором принимают участие народные коллективы, существующие практически в 

Праздник Ага-Пайрем в деревне Марийские Карши в 2018 году.

каждой деревне. Для марийцев это важнейшая часть жизни, в том числе потому,что выступления позволяют путешествовать, хотя бы и в пределах области, и общаться. Другая важная часть Ага-Пайрем – торговля сувенирами. Среди них есть предметы традиционных ремесел, как, например, вышивка или ткачество, а есть и эзотерические обереги вроде китайских “денежных деревьев”, популярных среди современных марийцев. Перед началом праздника карт читает молитву, а ближе к концу проводятся конные состязания. Праздник впервые был восстановлен еще в конце 1980-х.

Шорык-Йол – зимний праздник, который марийцы часто называют “старый новый год”. Его традиционное значение было связано с самым коротким временем светового года. На Шорык-Йол надевали страшные маски, пугали людей на улице, заходили в дома, где требовали у хозяев отчета о проделанной за год работе и хорошего поведения у детей. В какой-то момент Шорык-Йол приобрел черты славянских колядок – дети стали ходить по домам и просить конфеты. Сейчас обряд проводят только в нескольких деревнях, в самом полноценном, восстановленном виде – в деревне Малая Тавра, где работники клуба следят за соблюдением старых традиций.

Праздник Шорык-Йол в деревне Малая Тавра. Январь 2018.

Самый редкий праздник – “изгнание шайтана”, или Егорий. Сегодня он существует только в одной деревне – Красный Луг Пермского края. Его проводят в начале мая, на Юрьев день. Организует Егорий сотрудница клуба (в мае 2018 года клуб практически прекратил свое существование, а его единственная сотрудница перешла на четверть ставки). И хотя местные утверждают, что традиция никогда не прерывалась, суть праздника, по всей видимости, серьезно изменилась. По словам очевидцев, раньше Егорий

Егорий, или праздник изгнания шайтана. Деревня Красный Луг, Пермский край. Май 2018.

праздновали только мужчины, поскольку его задачей было изгнание злых духов – занятие, по деревенским понятиям, опасное для женщин. Как и сейчас, они начинали со стрельбы и прыжков через костер, потом ходили по домам, где собирали с деревенских угощения (в основном куриные яйца), после чего снова разжигали костер и ели все, что собрали. Празднование длилось всю ночь.

В случае с Егорием в деревне Красный Луг мы наблюдали удивительное взаимопроникновение народной традиции, ее этнографических описаний и современных постановок, призванных эти традиции вернуть. В Пермском Крае ситуация с изучением марийцев обстоит намного лучше, чем в Свердловской области: в Пермском университете существует научная школа по изучению финно-угров, в том числе, уральских марийцев. Но у этнографов и филологов, которые работают там, есть серьезное географическое ограничение: они исследуют только те народы, которые живут на территории Пермского края. Те же самые уральские марийцы, чьи деревни находятся в Свердловской области, в сферу научных интересов Пермского университета не попадают. Однако Красный Луг, как и многие другие марийские деревни Пермского края, подробно описаны в научных трудах сотрудников университета. В частности, описан обряд изгнания шайтана. Информацию о празднике этнографы собирали у местных. Однако после того, как она стала текстом в книге, местные используют издание в качестве путеводителя, очевидно доверяя написанному тексту больше, чем своей памяти.

Помимо реконструкции праздников, Виктор и Маргарита Александровы из Малой Тавры восстанавливают и старые обряды – например, обряд разрезания хлеба.

В 1990 году мы отпраздновали Ага-Пайрем в первый раз. Раньше его не было, коллективизация клуба началась именно, когда я приступил к работе директора. В первый раз шесть коллективов собрал – вот здесь, около ельника, в Марийском Усть-Маше. Второй раз мы собрались в Юве, а в третий раз в Малой Тавре. В советское время не было такого. Там проводили какой нибудь праздник, и это все. Но такой объединенной коллективизации клубов не было. Опыта у меня тоже не было, никто не подсказывал, что-то в голове есть, вот мы и собрались: Йошкар-Ола, Тавра, Усть-Маш, Юва, Бугалыш – все маленькие клубы. Вот отсюда и пошло, и каждый год передается Ага-Пайрем по очереди – Артинский, Красноуфимский, Ачитский районы.

Валерий Кандыбаев

Деревня Марийский Усть-Маш, Свердловская область.

“К работе директора”. Валерий Кандыбаев много лет проработал директором клуба в деревне Марийский Усть-Маш, а также руководителем Свердловского областного марийского общества Марий.

В 1990 году мы отпраздновали Ага-Пайрем в первый раз. Раньше его не было, коллективизация клуба началась именно, когда я приступил к работе директора. В первый раз шесть коллективов собрал – вот здесь, около ельника, в Марийском Усть-Маше. Второй раз мы собрались в Юве, а в третий раз в Малой Тавре. В советское время не было такого. Там проводили какой нибудь праздник, и это все. Но такой объединенной коллективизации клубов не было. Опыта у меня тоже не было, никто не подсказывал, что-то в голове есть, вот мы и собрались: Йошкар-Ола, Тавра, Усть-Маш, Юва, Бугалыш – все маленькие клубы. Вот отсюда и пошло, и каждый год передается Ага-Пайрем по очереди – Артинский, Красноуфимский, Ачитский районы.

Валерий Кандыбаев

Деревня Марийский Усть-Маш, Свердловская область.

“К работе директора”. Валерий Кандыбаев много лет проработал директором клуба в деревне Марийский Усть-Маш, а также руководителем Свердловского областного марийского общества Марий.

Антонина Алиева

Деревня Сарсы, Свердловская область

“Старый Новый год”. Праздник Шорык-Йол современные марийцы называют Старым Новым годом. В это время деревенские надевали страшные маски и ходили по деревне, отлавливая людей на улице и бросая их в сугроб. Заходили в дома, где требовали показать домашнюю работу – в частности, количество спряденной нити.

Новый год не встречали, в основном встречали Старый Новый год – это было дома. Готовились очень, бабушка особенно тщательно готовилась. Все перемывали и лен пряли, эти клубки большие. Вот такая же русская печь, полати – в основном там спали. И вот в этот потолок вешала бабушка эти клубки, как будто эти приходят… колядки. Ой, они в голову попадают. Внучка все спряла, все сделала, она готовила – хвасталась, что все у нас дома умеют делать. Пельмени варила, угощала. Они вот приходили по домам, интересно было все. Это все соблюдалось строго.

Антонина Алиева

Деревня Сарсы, Свердловская область

Новый год не встречали, в основном встречали Старый Новый год – это было дома. Готовились очень, бабушка особенно тщательно готовилась. Все перемывали и лен пряли, эти клубки большие. Вот такая же русская печь, полати – в основном там спали. И вот в этот потолок вешала бабушка эти клубки, как будто эти приходят… колядки. Ой, они в голову попадают. Внучка все спряла, все сделала, она готовила – хвасталась, что все у нас дома умеют делать. Пельмени варила, угощала. Они вот приходили по домам, интересно было все. Это все соблюдалось строго.

“Старый Новый год”. Праздник Шорык-Йол современные марийцы называют Старым Новым годом. В это время деревенские надевали страшные маски и ходили по деревне, отлавливая людей на улице и бросая их в сугроб. Заходили в дома, где требовали показать домашнюю работу – в частности, количество спряденной нити.

.

текст, видео:

НАТАЛЬЯ КОНРАДОВА

фото, видео:

ФЕДОР ТЕЛКОВ, АЛЕКСАНДР СОРИН

фото: АЛЕКСЕЙ ЕРШОВ

дизайн сайта: АНАСТАСИЯ ЛЕБЕДЕВА

видео: АНАТОЛИЙ КУРЛАЕВ

веб-дизайн: ИЛЬЯ ФИГЛИН

партнеры проекта:

Новосибирский государственный

краеведческий музей

Фонд «Президентский центр

Б.Н. Ельцина»

All rights reserved © 2019. Разрешено использование материалов со ссылкой на сайт и Фонд “Хамовники”.

текст, видео:

НАТАЛЬЯ КОНРАДОВА

фото, видео:

ФЕДОР ТЕЛКОВ, АЛЕКСАНДР СОРИН

фото: АЛЕКСЕЙ ЕРШОВ

дизайн сайта: АНАСТАСИЯ ЛЕБЕДЕВА

видео: АНАТОЛИЙ КУРЛАЕВ

веб-дизайн: ИЛЬЯ ФИГЛИН

партнеры проекта:

Новосибирский государственный

краеведческий музей

Фонд «Президентский центр

Б.Н. Ельцина»

All rights reserved © 2019. Разрешено использование материалов со ссылкой на сайт и Фонд “Хамовники”.